Главная Армия Деньги Люди науки Исскуство История Закон и порядок Политики Религия Спорт Театр и кино TV и СМИ Шоу-бизнес
Шувалов Игорь Shuvalov Igor Печать E-mail

Шувалов Игорь Shuvalov Igor Шувалов Игорь Иванович Shuvalov Igor - Первый заместитель председателя правительства РФ. Первый заместитель председателя правительства РФ с мая 2008 года. Бывший помощник президента России Владимира Путина (2003-2008), бывший председатель Российского фонда федерального имущества (1998-2000), бывший заместитель министра государственного имущества Российской Федерации (1998), юрист по профессии. Ряд СМИ объясняет быструю карьеру Шувалова его знакомством с бизнесменом Александром Мамутом и бывшим главой администрации президента Александром Волошиным. В июле 2006 года Шувалов был личным представителем ("шерпой") Владимира Путина на саммите "Большой восьмерки" в Санкт-Петербурге.

Как московский юрист стал главным экономическим чиновником в правительстве
Для современной российской политики Шувалов — человек редкий. Он не из органов и не из Питера, видные олигархи 1990-х у него в друзьях. Но когда тандем бывшего и нынешнего президентов рассаживал чиновников по ключевым должностям, 41-летний Шувалов обошел питерских ветеранов — Игоря Сечина, Сергея Иванова и Дмитрия Козака, которые трудились с Путиным на госслужбе, когда у нового первого вице-премьера еще и мысли не было о чиновничьей карьере.
 Хоть и родился Шувалов (04 января 1967 года) на Чукотке, где тогда работали по контракту его родители, школу он закончил уже в Москве. Однако поступить на престижный юрфак МГУ удалось только после армии, в 21 год. «Человек знал, зачем он пришел, и пытался по полной программе получить то, что можно было получить от факультета, — рассказывает Александр Зябрев из Центра политических технологий, учившийся вместе с Шуваловым. — Основной сферой его интересов в отличие от многих и многих других была учеба». По словам Зябрева, Шувалов был человеком компанейским, но душой компании его назвать было нельзя. «Ровный, спокойный, уверенный в себе, всегда знал, чего хочет, — описывает молодого Шувалова бывший однокурсник. — Умел ставить задачи и добиваться результата».
 После учебы, во время которой он год провел в Америке по студенческому обмену, Шувалов пошел юристом в МИД, но ненадолго. Там его приметил Роман Колодкин, который и познакомил коллегу со своим однокашником — основателем юридической компании «АЛМ-консалтинг» Александром Мамутом. Через год Шувалов стал самостоятельным руководителем — управляющим адвокатом и директором бюро, уже не связанного с Мамутом, который к тому времени вышел из состава учредителей. Шувалову удалось тогда вывести контору в лидеры по заработкам, и собственно юридические услуги были только одним из источников дохода. «У меня был бизнес в очень интересное время, — объясняет чиновник. — Клиентам нужно было приобретать активы или их консолидировать. И я занимался этим».
 Владелец Национальной резервной корпорации Александр Лебедев хорошо помнит эту компанию. «Я не был в числе их клиентов, но они оказывали услуги большинству олигархических организаций».
 От других адвокатских контор Шувалов держался особняком — из Московской коллегии адвокатов принципиально никого не брал: «У нас была совсем другая ментальность». Эта другая ментальность, по словам основателя банка «Национальный кредит» Олега Бойко, выражалась, например, в том, что «АЛМ-консалтинг» охотно сотрудничала с западными профессионалами и не боялась брать на себя риски. «Тогда риски были серьезные, законодательство — нестабильное и всегда пересекалось с политикой, — говорит Бойко. — У них была высокая ответственность за юридические схемы. Ошибки могли быть опасными». Вскоре «АЛМ-консалтинг» доверяли настолько, что иногда юристы компании обслуживали противоборствующие стороны в рамках одного и того же процесса.
 Ошибаться адвокаты из АЛМ стали позже, когда защищали ЮКОС. Нынешний управляющий партнер компании, которая теперь называется ALM Feldmans, Елена Аграновская была арестована в декабре 2004 г. по обвинени�� в хищении и отмывании в составе организованной группы почти $14 млрд, но затем отпущена под подписку о невыезде. В розыске и адвокат конторы Павел Ивлев. Но к тому моменту, когда у компании начались неприятности, Шувалов уже давно не имел к ней отношения.


МАСШТАБ НЕ ТОТ
 Из бизнеса Шувалов решил уйти в 29 лет, когда, по его собственному выражению, все у него было хорошо. «Лет — мало, денег — много. Самое главное, у меня было много интересной работы, — рассказывает Шувалов. — Бизнес рос, и я чувствовал себя очень комфортно. И у меня даже никакой мысли не было, что в ближайшие годы пойду на государственную службу. Когда я уходил из МИДа, то говорил, что когда-нибудь вернусь. Но думал, что этот период наступит ближе к сорока».
 Переубедил Шувалова Бойко, который был уже не только его клиентом, но и партнером и другом. «Так получилось, что мы пользовались его юридическими услугами, ездили в командировки и подружились», — рассказывает он . По словам Бойко, ныне совладельца холдинга Ritzio Entertainment Group, они вместе штудировали уйму специальной финансовой литературы. «Я же тогда был действующим финансистом и много пересказывал и рассказывал Игорю Ивановичу. Поскольку тогда мы не знали, кто чем будет заниматься, мы оживленно и с интересом обменивались разными идеями», — вспоминает предприниматель.
 Чиновника в своем товарище Бойко разглядел скоро. На дворе был 1996 год, и таких людей, как Шувалов, остро не хватало во власти. Из действительно рыночных людей в правительстве были только младореформаторы, но они были скорее академики, чем практики. На вопрос, как все-таки удалось склонить Шувалова к госслужбе, Бойко отвечает витиевато: «Это сочетание перспективы на фоне общего низкого уровня чиновников с собственной амбициозностью и стремлением к масштабной самореализации. Страна огромная, а дефицит людей на этих позициях был действительно очевидный. Поэтому, естественно, перспектива у него была явная».
 Как бы то ни было, в мае 1997 г. Шувалов встретился с главой Госкомимущества Альфредом Кохом. «Ну, давай попробуем, — сказал Кох. — Назначу тебя начальником департамента государственного реестра. Получится — получится, не получится — выгоню».

ЭКЗАМЕНАТОР
 Не получилось скорее у Коха. Шувалову удалось остаться в стороне во время громкого аукциона по «Связьинвесту», поссорившего команду Чубайса с предпринимателями, обладавшими медийными ресурсами, — Владимиром Гусинским и Борисом Березовским. СМИ растиражировали дело про высокий гонорар Коха и других чиновников за неопубликованную книгу о реформах, и радикалов-рыночников из Госкомимущества попросили. Шувалов стал сначала замминистра, а потом и главой Российского фонда федерального имущества (РФФИ). Период бурной приватизации был уже позади, Шувалов только успел посчитать активы, поучаствовав в правительственной программе инвентаризации госсобственности, и ввести в советы директоров ОРТ, «Росгосстраха» и «Совкомфлота» представителей фонда. Именно с должности главы РФФИ его — по рекомендации Романа Абрамовича (тоже друга и бывшего клиента) — позвал к себе руководить аппаратом премьер Михаил Касьянов. Шувалов, которому вроде бы никогда не была свойственна склонность к должностям, связанным с огромным бумагооборотом и бюрократией, моментально согласился. «Меня спрашивали, зачем мне эта бюрократическая должность. Я отвечал: для того, чтобы понимать, как все устроено. Лучшей работы для этого нет».
 Тут-то и начались нелегкие будни аппаратчиков Белого дома. Такого руководителя у них еще не было. Для начала он всем стал устраивать экзамены на знание основных законов. Сам Шувалов объясняет, что это была обычная аттестация, положенная по закону, которой раньше все пренебрегали. Но страшнее аттестации были пятничные встречи. «Я мучил их совещаниями. Собирал и спрашивал, что было на этой неделе, что будет на следующей, — рассказывает Шувалов. — Эти совещания были изнурительными, потому что 18 человек должны были высказаться. Но если ты все слушал внимательно, то получал представление о том, как работает правительство».
 Неудивительно, что вскоре нарушитель чиновничьего покоя в глазах подчиненных стал приобретать демонические черты. Когда он разрешил сделать летнее кафе для сотрудников во внутреннем дворе Белого дома, те стали судачить, что это все для того, чтобы следить, кто меньше работает. «Потом уже всякое придумывали, и мне, честно говоря, это даже приятно. Пусть побаиваются», — смеется первый вице-премьер.
 ��едолюбливали Шувалова не только подчиненные. Жесткий контроль он установил и за работой министров. «У нас люди творческие — Греф, Кудрин. Они вбрасывают плохо проработанные документы в правительство, — вздыхает близкий к Кремлю источник. — Конечно, они злятся, когда аппарат вымарывает, заставляет их что-то делать. Говорят, мол, мы министры, а он чего нам палки в колеса вставляет? Ну научитесь нормально документы готовить, кто же виноват? Зато теперь всегда можно было понять, кто против и почему». Сам Шувалов разводит руками: «Хороший руководитель аппарата — это когда тебя не любят все».

Может, всеобщую нелюбовь он так и не заслужил, но одного друга все-таки потерял — Александра Мамута, который лоббировал передачу Шереметьево-2 под управление «Альфа-групп». При Касьянове, несмотря на возражения Шувалова, правительство провело конкурс, который выиграла «Альфа-групп». Однако позже собрание акционеров аэропорта отказалось утверждать договор с управляющим. «Саша договорился и сам слепил все это дело, — рассказывает источник. — Договорился с “альфистами”, с Ашотом Егиазаряном, Касьяновым. Это была действительно кривая схема. Потом отыграли все назад, при Фрадкове уже». В результате, по словам знакомого с Шуваловым и Мамутом источника, бывшие партнеры даже перестали общаться, а Мамут стал внушать Касьянову, что Шувалов ему мешает и слишком много на себя берет. Сам Мамут обсуждать с  своего бывшего коллегу отказался.

СТРАТЕГ
За время работы в Белом доме Шувалов действительно приобрел влияние: он координировал совет по предпринимательству, контакты правительства с Центральным банком, а также контролировал от правительства важнейших монополистов — «Газпром» и РАО ЕЭС, стал появляться на совещаниях у Путина. И не стеснялся спорить с премьером. «Он приходил и говорил: это неправильно, то неправильно. Касьянову это не нравилось, и у них начался конфликт», — рассказывает источник .
 По всем признакам, чиновничья карьера Шувалова подходила к концу, и он уже собирался вернуться в бизнес. Однако к тому моменту на него уже успел обратить внимание Путин. «Чего толковые люди пропадают, давайте его в администрацию возьмем», — пересказывает реакцию президента близкий к Кремлю источник. На новом месте Шувалов спорить не разучился: добился, например, встречи с Путиным, когда в администрации готовились отменить выборы мэров в столицах субъектов федерации, и убедил президента этого не делать. Но основной его работой стало воплощение лозунгов в жизнь: сначала он курировал административную реформу, потом удвоение ВВП, борьбу с бедностью, модернизацию Вооруженных сил, а когда администрацию возглавил Дмитрий Медведев, стал в качестве его заместителя курировать разработку нацпроектов.
 То, что их результаты неочевидны, Шувалова совершенно не смущает: «Считаю, что они успешны. Чтобы что-нибудь заработало, надо 500 раз сказать. Мы не добились того, что у каждого есть квартира, мы не добились того, что каждый получает качественную медицинскую помощь, — признает Шувалов. — Но мы же хотели продвинуться в этом направлении? И продвинулись, значительно».
 Вместе с экспертным управлением Аркадия Дворковича Шувалов готовил все программные документы, включая ежегодные послания Федеральному собранию и последние стратегические выступления — Путина на Госсовете 8 февраля и Медведева 15 февраля на форуме в Красноярске. При этом ему удается не видеть конфликта между построением инновационной экономики и созданием одной за другой госкорпораций. «Да, мы создали Объединенную авиастроительную корпорацию из собственных активов. Они были разбросаны, там сидели все, как Ваньки на завалинке, и пилили по одному самолету в год, — сердится Шувалов. — А нам нужна программа, когда мы будем выпускать по несколько тысяч в год. Это что, усиление роли государства? Мы что, приобрели какую-то частную компанию? Просто время пришло, когда со своим же активом надо эффективно обойтись».
 Помимо экономической деятельности на Шувалова повесили и общение в рамках «большой восьмерки». По словам источника в правительстве, все до сих пор не могут прийти в себя от того, как в год, когда Россия перекрыла газ Украине, получилось уговорить президентов всех стран «восьмерки» подписаться под утверждением, что существует не только безопасность предложения, но и безопасность спроса. И что глобальный вектор энергобезопасности — это справедливый обмен активами. «Люди крутили пальцем у виска, когда Шувалов сказал, что он поедет и со всеми договорится, — рассказывает источник. — Вся подготовительная работа была проведена им».

ВЫСОКИЕ ТЕХНОЛОГИИ
В нынешней системе двоевластия, как ее описывают многие наблюдатели, у Шувалова двойственная роль. С одной стороны, объясняет источник , «Путину нужны люди, которые что-то будут делать своими руками». «Кроме торжественных заседаний есть еще всякая текучка, которая состоит не из мелких вопросов, а из множества важных. И Шувалов должен всем этим заниматься», — говорит он. Например, из разряда текущих — вопрос о наполнении активами «Ростехнологий». Шувалов выкинул из списка мелкие пакеты акций гражданских предприятий, а также пакеты в компаниях, в которых уже есть стратегический инвестор, ожидающий возможности увеличить свой пакет. С другой стороны, есть у Шувалова и незавидная роль: «Все-таки нужен кто-то в правительстве как мальчик для битья, когда возникают какие-то вопросы: с молоком, пивом, водкой, зерном, инфляцией. Не Путина же ругать. А кого? Вот будет человек, которого можно сделать ответственным и вызвать на ковер».
 Вызовы на ковер, впрочем, до сих пор были скорее телевизионным шоу, чем признаком немилости начальства, так что эта общественная нагрузка Шувалову должна быть по плечу.

smoney.ru
И.Жегулев


 
« Пред.   След. »
home contact search contact search