Главная Армия Деньги Люди науки Исскуство История Закон и порядок Политики Религия Спорт Театр и кино TV и СМИ Шоу-бизнес
Главная arrow Люди науки arrow Валентин Глушко Valentin Glushko
Валентин Глушко Valentin Glushko Печать E-mail
Валентин Петрович Глушко Valentin Glushko — крупный советский учёный в области ракетно-космической техники, один из пионеров ракетно-космической техники, основоположник отечественного жидкостного ракетного двигателестроения.
Валентин Петрович Глушко родился 2 сентября в 1908 г. в городе Одессе, в семье служащего. Родители сделали все, чтобы сын стремился к знаниям и получил хорошее образование. Поскольку в юности Валентина увлекала астрономия и химия, особенно взрывчатые и горючие вещества, то доставалось ему, конечно, от матери за все его взрывные эксперименты. Но он на это не обращал никакого внимания. Главным для него было то, что опыт с очередным взрывом удался.

В 1919 г. в возрасте 11 лет Валентин поступил в реальное училище, где, помимо овладения навыками профессии столяра и токаря, он руководил также кружком общества любителей мироведения. Параллельно занимался в консерватории по классу скрипки, причем, настолько успешно, что его преподаватель, профессор Столяров, даже  ходатайствовал о переводе его в Одесскую музыкальную академию.

Только посвятить себя музыке талантливый юноша не захотел, оставив музицирование себе в качестве хобби. Поскольку были у него дела поважнее: ему не давала покоя мысль о межпланетных сообщениях и завоевании мирового пространства. Поэтому он методично и скрупулезно собирал материал для написания собственной книги о том, что люди не одиноки во Вселенной. Тогда же появились его статьи в газетах и журналах, пропагандирующие идеи Циолковского («Завоевание Землей Луны», «Станции вне Земли» и др.).

А потом юный школяр набрался наглости и написал письмо своему кумиру - Константину Циолковскому. А тот ответил ему, и завязалась переписка между отроком и мэтром. И знаете, это сыграло решающую роль в его судьбе? Валентин отчетливо понял, что теперь навсегда свяжет свою жизнь с ракетостроением. Кстати, в дальнейшем, когда Валентин Глушко стал инженером- конструктором, ему очень пригодились прежние заводские навыки.

Продолжить свое образование Глушко решил на физмате Ленинградского университета. Только приехал он туда слишком поздно и не успел сдать вовремя экзамены. Поэтому первый год в университете он провел как вольный слушатель. И не зря! Талантливого студента вскоре заприметили и через год зачисли сразу на 2 курс без экзаменов. Только, несмотря на увлеченность физикой, и здесь он по-прежнему мечтал о покорении космического пространства. Поэтому в качестве дипломной работы Глушко создал проект межпланетного корабля «Гелиоракетоплан» с электрическими ракетными двигателями, а ту часть дипломной работы, посвященную электрическому ракетному двигателю, которая называлась «Металл как взрывчатое вещество», он сдал в отдел при Комитете по делам изобретений.

Его дипломной работой заинтересовались военные, а изобретению дали высокую оценку, после чего молодого конструктора пригласили на беседу в Главный штаб. Получив диплом после окончания университета, Глушко стал сотрудником Газодинамической лаборатории, где разработал первые отечественные жидкостные реактивные моторы («ОРМ-1»), работающие на жидком топливе, и спроектировал первые опытные ракеты. И эта работа стала самым главным его занятием на всю оставшуюся жизнь: усовершенствованный им двигатель «ОРМ-65» в 1936 г. успешно прошел испытания, после его установили на планер «СК-9» конструкции Сергея Королева. Именно этот аппарат и вошел в историю как ракетоплан «РП-318».

Упрямство – залог успеха

В общем, как возглавил Валентин Глушко в 21 год созданное по его предложению отделение по разработке электротермических и жидкостных ракетных двигателей (ЖРД) в Газодинамической лаборатории, так и остался там до конца своей карьеры бессменным руководителем (впоследствии на основе этого отделения было создано Опытно- конструкторское бюро «Энергия»). Но только на работе в конструкторском бюро он не зацикливался. Его кипучая энергия требовала выхода, и, по возможности, интеллектуального. Поэтому, помимо своей основной работы, Глушко начал читать лекции в Военно-воздушной академии на тему «Жидкое топливо для реактивных двигателей», а в Реактивном Научно- исследовательском институте он вместе с другими конструкторами работал над жидкостными реактивными двигателями. И вообще, в это время планов у него по реализации своей заветной мечты – покорению космического пространства – было громадье…

Только не суждено было сбыться этим мечтам. То ли из-за его неумения «лизать» вышестоящее руководство, то ли из-за чьей-то черной зависти, то ли из-за невиданного упрямства, но в марте 1938 г. Глушко – всем известного гениального конструктора - необоснованно репрессировали как врага народа.

Его долго держали под следствием во внутренней тюрьме НКВД на Лубянке, потом в Бутырской тюрьме, а затем, аж до 1944 г., он отбывал заключение в ОКБ (техбюро) НКВД в Казани. Хотя советские власти не настолько были глупы, как может показаться на первый взгляд. Арестовать-то его арестовали, но и в тюрьме он по-прежнему занимался своей основной деятельностью – работал главным конструктором по ЖРД и занимался созданием новых типов ракетных двигателей. Государство нисколько не пострадало: прекрасный специалист работает, как и работал, а зарплату ему платить за это не нужно – достаточно тюремной баланды. Что удивительно, разработанный Глушко в тюрьме двигатель «РД-1», как и в 1936 г., тоже впоследствии установили на самолет, сконструированный Сергеем Королевым (он также «мотал срок» - для установки нового двигателя его специально отозвали в Казань с омского ОКБ НКВД).

Но, слава богу, справедливость все же восторжествовала.  27 августа 1944 г. по решению Президиума Верховного Совета СССР Глушко досрочно освободили из лагеря и реабилитировали. Причем, правительство, оказывая ему всеобъемлющее прощение, даже назначило Валентина Петровича в состав технической комиссии, которая изучала в Германии трофейную немецкую ракетную технику и даже приняло в ряды Компартии. К слову сказать, разработанные Глушко еще в тюремном ОКБ ракетные двигатели находили свое применение с 1947 по 1974 гг. в баллистических ракетах дальнего действия и в ракетно-космических системах «Спутник», «Восток», «Союз», даже на носителях, выполненных другими конструкторами, например, В. Челомеем и М. Янгелем.

А упрямцем Валентин Петрович был редкостным. Борис Черток - видный ученый и конструктор, один из ближайших сотрудников С. Королёва – как-то вспоминал о своей встрече с Глушко в Германии. Когда к Чертоку в кабинет вошли два офицера, он сразу в одном из них узнал Валентина Глушко, который вместо того, чтобы выпить чаю с дороги, сразу же взял «быка за рога» и попросил срочной автомобильной помощи, поскольку они ехали из Нордхаузена, а машина очень плохо тянула и сильно дымила. Выглянув в окно, коллега Чертока удивился, что машина продолжает дымить даже при неработающем моторе. И тут тихим голосом заговорил попутчик Глушко, который оказался изумитель��ым специалистом по автомобилям: дескать, не беспокойтесь, это догорают тормозные колодки ручного тормоза, так как сам тормоз был затянут. Ошарашенный Черток с коллегой ничего не могли понять: почему не отпустили ручник, почему он, как специалист, который в автомобилях разбирался до тонкостей, не ликвидировал неисправность. На что попутчик, а им оказался Григорий Николаевич Лист, который работал замглавного конструктора автозавода имени Сталина (ЗИСа), сказал: «Видите ли, Валентин Петрович поставил мне условие: если он за рулем, я не смею ему ничего подсказывать».

Оказалось, из Берлина до Нордхаузена вел машину Лист, и Глушко, молча, сидел рядом. А в Нордхаузене Глушко потребовал передать управление ему. И вот результат. Во время этого диалога у Валентина Глушко на лице не отразилось ничего - ни негодования, ни удивления. Он спокойно сидел в кресле, даже не реагируя на происходящее. Как вспоминают его современники, такие инциденты были очень характерны для конструктора: он иногда проявлял непонятное упрямство, особенно, если ставил себе какую-то цель, и не терпел подсказок ни от кого – до всего доходил сам, своим умом, методом проб и ошибок.

Главное – добросовестная работа

К слову сказать, Глушко не мог себе представить, что именно ту эпоху из истории СССР, когда он вдохновенно творил и работал, впоследствии назовут периодом «махрового застоя». А если бы узнал, то наверняка удивился бы. Как так? Ведь он столько сделал для блага и процветания страны, за что, собственно, страна его и отблагодарила: еще в 1953 г. Глушко стал член-корром Академии Наук СССР, за выдающиеся заслуги ученого конструктора дважды удостоили звания Героя Социалистического Труда, трижды награждали Ленинской и Государственными премиями, а также Золотой медалью им. Циолковского за выдающиеся работы в области межпланетных сообщений.

Да и некогда ему было, собственно говоря, задумываться о такой ерунде, как оценка политического строя в стране. Он просто добросовестно работал генеральным конструктором Научно- производственного объединения «Энергия», где под его чутким руководством создавались и модернизировались не только орбитальные станции «Салют», корабли «Союз», но и многомодульная долговременная станция «Мир», а также мощная ракета-носитель «Энергия» и корабль многоразового использования «Буран». Этим, собственно, он и внёс значительный вклад в выведение на орбиту первого искусственного спутника Земли и первого полёта человека в космос.

Конечно, не все удавалось гениальному конструктору. Напрасными оказались его попытки создать мощный однокамерный жидкостный двигатель, аналогичный американским F-1. Личный конфликт с Королёвым по поводу топлива для ракеты N-1, по мнению ряда специалистов на Западе, привел СССР к потерям в лунной гонке и утрате его статуса доминирующей космической державы в конце 1960-х гг.
Странно, но Глушко всегда чувствовал себя в тени Королёва, видимо, из-за этого и у такого гениального человека развился комплекс неполноценности. Даже на похоронах Королева в 1966 г. Глушко не смог удержаться и съязвил: «Если бы мне устроили такие похороны, я бы мог умереть хоть завтра».

Еще Валентину Глушко так и не удалось одолеть проблемы с нестабильностью процесса горения в больших ракетных двигателях. Это сделало невозможным для СССР (вплоть до середины 1980-х гг.) создание сверхтяжелого ракетного носителя класса «Сатурн-5». Поскольку его конструкторское бюро в области двигателестроения имело почти монопольное положение в стране, это привело к тому странному факту, что двигатели советских ракет на долгие десятилетия были объединены в своеобразные «связки», и это придавало им необычайно «раздутый» внизу вид в отличие от американских ракет. С другой стороны, отсутствие больших двигателей компенсировалось большей эффективностью двигателей закрытого цикла.

И все-таки, Глушко был человеком редкостного ума. Высшая Аттестационная Комиссия присудила ему степень доктора технических наук даже без защиты диссертации! Его избрали действительным членом Академии Наук СССР и председателем Научного Совета по проблеме «Жидкое топливо» при Президиуме АН СССР. Долгое время он был главным ��едактором энциклопедии «Космонавтика», председателем научно-методического совета по астрономии и космонавтике Всесоюзного общества «Знание» и научным руководителем и ответственным редактором справочника «Термодинамические и теплофизические свойства продуктов сгорания».

Умер Валентин Глушко 10 января 1989 г. в возрасте 80 лет от атеросклероза мозговых артерий. За 60 лет под его руководством были созданы более 50 самых совершенных ЖРД и их модификаций на высоко и низкокипящих окислителях, применяемых на 17 боевых и космических ракетах. Он усовершенствовал пилотируемые космические корабли «Союз», «Прогресс» и орбитальную станцию «Салют», а еще реализовал многие программы пилотируемых полетов. И за свою многолетнюю деятельность получил много наград.

А вот для его семьи, которую он все же умудрился завести, несмотря на столь кипучую общественную деятельность, самым знаковым признанием гениальности их отца было решение XXII Генеральной ассамблеи Международного астрономического союза присвоить имя В. П. Глушко кратеру на видимой заповедной стороне Луны.

Все четверо детей Валентина Глушко – дочери Евгения и Елена, сыновья Юрий и Александр, гордятся своим отцом. А самый младший, Александр, работает сотрудником отдела по связям с общественностью НПО «Энергомаш», поскольку запали ему в душу слова отца пионера ракетной техники, услышанные в детстве. Сейчас Александр Глушко занимается тем, что восстанавливает судьбы и имена всех сотрудников отца, с которыми тот прокладывал дорогу человечеству в космос. Вот так, А. Глушко, дав клятву своему умирающему отцу о том, что доведет начатое им дело до конца, определил свой жизненный путь, став историком советской космонавтики. Точь-в-точь, как когда-то его отец.

Подготовила С.Тарасова
Источник http://yagazeta.com/
 
« Пред.   След. »
home contact search contact search