Главная Армия Деньги Люди науки Исскуство История Закон и порядок Политики Религия Спорт Театр и кино TV и СМИ Шоу-бизнес
Главная arrow Закон и порядок arrow Изабелла Эберхардт Eberhardt
Изабелла Эберхардт Eberhardt Печать E-mail
Изабелла Эберхардт Isabelle Eberhardt - Если бы об этой реально существующей женщине кто-нибудь написал роман, то читатели - можно поспорить! - сказали бы, что фантазия писателя дело, конечно, хорошее, но надо же и меру знать! Иными словами, не надо нагромождать небылицу на небылицу, которых и в самых авантюрных романах должно быть все-таки разумное количество. Называться такой роман мог бы примерно так: "Загадочная жизнь и невероятная смерть Махмуда Саади, известного гяурам под именем Изабеллы Эберхардт". Борис Акунин собрался было написать такой роман, прочитав жизнеописание Изабеллы, но вовремя спохватился, признавшись в своем блоге, что, пока не проверил все досконально, "...ничему не поверил, потому что все выглядело абсолютно неправдоподобным". Однако ее жизнь - не вымысел, не мистификация, а быль, документально и фотографически подтвержденная.

Начнем с того, что Изабелла Эберхардт... русская. Родилась в Женеве 17 февраля 1877 г. в аристократической семье из Санкт-Петербурга. Но семья была... скажем так, странноватой. Мать ее, немецко-русских кровей, лютеранка Натали Моерде, урожденная Эберхардт, была замужем за пожилым генералом Павлом Карловичем де Моерде, участником Отечественной войны 1812 г. и Кавказской войны, занимавшим в России высокие посты, впоследствии ставшим сенатором. Натали родила ему нескольких детей. В Женеву она приехала поправить свое здоровье - по официальной версии для высшего света. Вместе с ней и детьми путешествовал и некий молодой человек по имени Александр Трофимовский, русский по национальности, американец по рождению, анархист по убеждениям (друг Бакунина), сначала православный, потом мусульманин по вероисповеданию, философ по сути, полиглот по хобби и гувернер детей Натали по профессии. И по совместительству любовник вышеозначенной Натали. Что впоследствии привело к появлению на свет Изабеллы. (Правда, ходили слухи, что отцом Изабеллы мог быть Артур Рембо, но это крайне маловероятно - учитывая его нетрадиционную сексуальную ориентацию.) Девочку записали как незаконнорожденную - во избежание скандала от мезальянса мамаши и гувернера, которые жили в гражданском браке, сбежав из России и поселившись в Женеве. (76-летний генерал к этому времени благополучно умер.) Чтобы понять, что это был за союз, представьте Одинцову и Базарова лет двадцать спустя плюс поздний ребенок. Статус внебрачного ребенка стал впоследствии причиной многих проблем Изабеллы: она не могла претендовать на наследство, а также страдала от отчужденности братьев, ненавидевших ее отца - за то, что посмел стать сожителем их матери. Который, тем не менее, дал и мальчишкам, и дочери прекрасное образование, привил ей страсть к чтению, обучил географии, истории, химии и немного медицине. А также языкам - греческому, латинскому, турецкому, арабскому, немецкому, итальянскому и, конечно же, родному русскому. Мать говорила с детьми на французском. Трофимовский привил девочке и любовь к исламу (Изабелла знала Коран наизусть), а также совершенно иррациональную любовь к арабскому Востоку. И, судя по всему, не только ей, но и братьям - те вступили в Иностранный легион и уехали в Магриб. Писали ей оттуда письма, которые, в свою очередь, тоже будоражили девичье воображение. В восемнадцать лет Изабелла начала писательскую карьеру, публиковалась в парижских журналах под мужскими псевдонимами, в том числе "Николай Подолинский", "Махмуд Аль-Москобий" (Московский)... Были и женские - "Марьям". Это была романтическая, пряная, мечтательная проза на восточную тематику. "Грустный зов Неведомого и Иного всегда манил меня, - писала Изабелла об этом своем увлечении. - Я всего лишь мечтательница".

Отец вообще очень сильно повлиял на впечатлительную девочку. Не имея родного сына, он воспитывал ее не сказать чтобы сурово, но крайне необычно: под его влиянием она по-мальчишески стриглась, ходила в мужской одежде, донашивая ее за братьями (из бедности). Отец, помешанный на опасностях, повсюду подстерегающих юную барышню, отпускал ее в город лишь в мужском платье - так ему было спокойней. Маскараду способствовала узкобедрая, плоскогрудая фигура. При этом Изабелла оставалась по сути мечтательной тургеневской барышней с очаровательной внешностью, но с гордым и независимым характером, зараженная отцом теорией равенства полов и свободы нравов. Вот такая гремучая смесь.

В двадцатилетнем возрасте Изабелла уговаривает мать отправиться с ней в Алжир. Тут тургеневский роман о мечтательной девице заканчивается, начинаются сказки Шахерезады. И каждый факт последующей жизни Изабеллы один невероятнее другого. Начать с того, что обе (!) дамы принимают ислам, 59-летняя мать - под именем Фатьма Манубия, а дочь... А вот тут-то и возникает "Махмуд Саади". Изабелла взяла мужское имя! Она назвалась именем средневекового поэта-суфия Абу Мухаммада Муслих ад-Дина ибн Абд Аллаха Саади Ширази, которого европейцы знают как Махмуда Саади.

С этого момента она носит исключительно мужской арабский наряд и бреет голову. Есть, правда, несколько фотографий, где она запечатлена в своем естественном виде и с роскошной прической (видимо, в парике), т.к. несколько раз ненадолго возвращалась в Европу: на похороны отца, на похороны одного брата и бракосочетание другого. Просмотрев на эти фотографии, так и хочется воскликнуть, как тот Кутузов в "Гусарской балладе": "А девкой была бы краше!"

И дальше было вообще что-то невообразимое! В 1898 г. мать скоропостижно умирает, и буквально сразу за этим следует уже журналистский дебют Изабеллы: публикация во французском журнале "L'Athenee". После конфликта с его издателем на почве антисемитизма девушка начинает писать роман под названием "Рахиль", повествующий о любви студента-мусульманина и юной еврейки. Рукопись этого романа она будет возить с собой, но никогда не доведет до конца.

По поводу "возить"... Изабелла начинает путешествовать верхом, иногда в одиночестве, по всему Магрибу. "Теперь я одна на земле ислама, в пустыне, вдали от цивилизации, от ее лицемерных комедий, я свободна, и мне хорошо", - пишет она в своем дневнике. Ислам она считала своим истинным предназначением в жизни: "Недостаточно говорить и даже верить в то, что Бог это Бог, и Магомет - пророк его. Нужно, чтобы тот, кто называет себя мусульманином, отдал всего себя, тело и душу, навсегда, если нужно - до смерти, целям ислама, чтобы эта вера проникла в его душу, руководила всеми его действиями, направляла каждое его слово. В противном случае все духовные практики бесполезны... Бог - это красота. И это слово включает в себя все: добро, правду, честность, сострадание... С этой верой, охватывающей дух, человек становится сильным. Он приобретает силу, которая в глазах обывателя выглядит сверхъестественной... он становится мудрецом", - писала она. Или вот такая цитата: "Я всего лишь оригиналка, мечтательница, которая хочет жить вдалеке от мира, жить свободной и дикой жизнью, чтобы впоследствии попытаться пересказать, что она видела и, возможно, передать кому-то из вас меланхолическую дрожь и очарование, которое она почувствовала перед великолепной грустью Сахары".

Потом Изабелла-Махмуд влезает с головой в антифранцузское восстание, несколько раз высылается французскими военными властями за антиколониальную пропаганду, но продолжает дело борьбы мусульман против европейцев. Видимо, на такое мировоззрение девушки повлияли социалистско-анархические идеи отца. Но в соединении с исламом они дали какие-то небывалые, особые плоды. Жизнь гордых и независимых бедуинов кажется Изабелле прообразом идеальной жизни, поэтому она и становится кочевницей. Этакой смесью сахарской амазонки с миловидным русским лицом и белой кожей и сторонницы эмансипации и свободной любви. Неудивительно, что в начале XX века она была любимой героиней феминисток.

Но если вы решили, что на этом ее приключения закончились, то вы ошибаетесь! Кочевая жизнь и бесконечные странствия привели Изабеллу в... суфийский орден! Она, получив посвящение у шейха аль Хусейна, вступает в суфийское братство Кадирийя.

Члены братства активно помогали нищим и бедствующим в борьбе против несправедливости колониальных властей, и Изабелла активно в этом участвовала. Что, естественно, не могло пройти незамеченным, и в 1901 г. в Бехиме Изабелла оказывается жертвой покушения - религиозный фанатик наносит ей несколько ударов саблей, едва не отрубив ей руку. Однако позднее Изабелла, вылечившись, простила нападавшего и выступила на суде в его защиту. Этим она настроила судей против себя. В результате сектант отправляется на каторгу, а Изабеллу выдворяют из Магриба.

Но и на юге Франции она продолжает носить мужскую одежду и отстаивать интересы мусульман. Тут некоторые могут подумать, что у девушки, видимо, было что-то неправильное с сексуальной ориентацией, но это отнюдь не так: в Африке Изабелла вела довольно разнузданную сексуальную жизнь, открыто заводя романы с самыми разными мужчинами, преимущественно с арабами. Будучи в Марселе, Изабелла снова доказывает всем скептикам и современным любителям "клубнички", что у нее как у женщины все было в порядке: она чисто случайно встречает своего старого друга-араба по имени Слиман Эхнни, с которым познакомилась в странствиях по Сахаре. Слиман был обыкновенным солдатом. 17 октября 1901 г. она выходит за него замуж. Но и тут она снова нарушает все законы и запреты. Прежде всего - возвращается в Алжир, но уже на законных основаниях: как жена алжирца. Но странствий своих не прекращает, живет с мужем в почти постоянной разлуке, став... журналистом. Изабелла была первой в мире женщиной - военным корреспондентом! Ее политические статьи, репортажи и очерки из сахарской "глубинки" перепечатываются многочисленными изданиями, она завязывает дружбу с полковником Луи-Жубером-Гонзальвом Лиоте, будущим маршалом Франции, участвовавшим в военных действиях в Алжире.

К 1903 г. сбылась мечта Изабеллы полностью зарабатывать на жизнь журналистикой. На это время приходится и расцвет ее писательского таланта. Она живет в Оране и ведет специальную колонку о пустыне Сахара в газете "L'Akhbar", которую издает прогрессивный французский журналист Виктор Биррюкан. Красочно описывает цвета и атмосферу пустыни, обычаи местных народов и по-прежнему критикует колонизацию. Журналистка сотрудничает с арабской школой для девочек, вступает в писательский кружок "Великая Франция". И помогает мужу в карьере: под ее руководством Слиман сдает экзамен и получает должность переводчика с французского.

Странный брак в постоянных разъездах и странствиях продолжается до осени 1904 г., когда 21 октября в маленьком городке Айн-Сафра Изабелла в возрасте двадцати семи лет погибает. Но как погибает! Смерть ее была нелепа и невероятна, как и вся жизнь русской бедуинки. Она тонет. В пустыне! В результате наводнения. Через два часа после того, как после восьмимесячной разлуки встретилась с мужем.

Вот уж поистине - жизнь иной раз намного "фантазийней" самого авантюрного романа. Утонуть во время наводнения в пустыне - этого не придумал бы и самый изощренный беллетрист. Б.Акунин, изучавший жизнеописание Изабеллы, написал по этому поводу: "Когда я прочитал про потоп в пустыне, у меня возникло твердое ощущение, что вся эта life story - глупая мистификация".

И в самом деле! Все в этой жизни кажется таким странным, что диву даешься! Начиная от самого рождения, точнее, причин, ему сопутствующих, и кончая потопом в Сахаре.

Однако буквально все - чистая правда, как мы уже упомянули в начале. Что касается обстоятельств рождения, то все так и было, свидетельства тому - письма родственников, воспоминания братьев, метрика, в конце концов. (Кстати, только одна эта история - с Натали в главной роли - достойна стать сюжетом любовного романа!)

Тот факт, что сразу две женщины, одной из которых было под шестьдесят, другой - двадцать, одновременно приняли ислам, тоже не должен удивлять. Во-первых, Натали была дамой эксцентричной, но при этом весьма внушаемой. Пока жила с Трофимовским, находилась под сильным его влиянием, иначе чем объяснить то воспитание, которое с ее молчаливого согласия получала Изабелла? Потом не менее сильное влияние на нее отказывала сильная характером дочь. Что касается ислама, то предпосылки к этому были, по крайней мере, у Изабеллы: отец со своим Кораном, подпитывающие интерес письма братьев, да и общество Европы конца XIX в., увлеченное ориенталистикой и тайнами Востока... Так что Изабелла вполне могла заразить свою внушаемую мать этой идеей, тем более что старшие дети уже выросли, и мать была постоянно рядом с дочерью. Тем более такая мать - убежавшая от генерала к гувернеру. Человеком она была, скорее всего, склонным к эмоциональным решениям и способным восставать против "мнений света". Такие личности на склоне лет и не так "зажигают". Тем более - ради любимой дочери. Так что совсем неудивительно, что у такой матери получился такой ребенок.

Да и ислам принять - в отличие от христианства - пара пустяков: достаточно сказать при двух свидетелях "Нет Бога кроме Аллаха и Мухаммед - пророк его". Никаких тебе экзаменов, никаких проверок знаний по религиоведению, никаких инициаций. Ислам - религия демократическая.

Но скептики не останавливаются, подвергают сомнению саму возможность белой европейской женщине дурачить арабов маскарадом. Мол, арабы что, не понимали, что перед ними переодетая женщина? Дурачить голову, мол, можно только в кино и романах, в жизни маскарад раскрывается очень быстро. Оппоненты скептиков выдвигают аргументы типа того, что Изабелла-де прикидывалась евнухом, юношей, а что беленькая - так недолго же она оставалась беленькой под палящим сахарским солнцем. А женскую фигуру так легко скрыть свободными арабскими одеждами!

На самом деле все гораздо проще: Изабелла голову никому не морочила и пол свой не скрывала. Просто в мужском обличье путешествовать сподручнее, это давало большую свободу как в передвижениях, так и в повседневной жизни. Арабы же, а также берберы- туареги, прекрасно знали, что перед ними женщина. Но тут надо просто знать обычаи и менталитет. Дело в том, что, согласно арабскому этикету вежливости, человека считают тем, за кого он себя выдает. Во многих странах Востока отец, у которого нет сынов��й, может буквально "назначить" одну из своих дочек мальчиком, и все вокруг делают вид, что не замечают подмены, и девочка одевается и ведет себя как мальчик, и это спасает честь семьи. Такие "мальчики" как ни в чем не бывало играют с другими мальчишками, их обучают пользоваться оружием, ездить верхом и т.д. Этот обычай до сих пор практикуется даже в такой гендерно репрессивной стране, как Афганистан. Это очень сильно разработанный и развитый ритуал, уходящий конями в эпоху доисламского Востока. Так что Изабелла никому голову не морочила, иначе как бы она могла выйти замуж, если бы представлялась мужчиной? И встречающиеся в разных источниках упоминания о ее сексуальной раскрепощенности не вяжутся с серьезным исполнением роли мужчины. Это, видимо, был случай женщины, просто носящей мужское платье.

Ежели маскарад и имел где-то место - для всё той же свободы передвижения, то тут надо учесть другие обычаи и другой менталитет - уже туарегов (берберов). Среди них встречаются светлоглазые и светловолосые, а женские черты лица можно отнести к издержкам молодости. А что касается хрупкости фигуры, то бедуины и сейчас не сильно раздобрели, так что за парнишку можно было сойти легко. Но дело даже не в этом: у туарегов есть обычай мужчинам старше восемнадцати закрывать лицо. Семья в день совершеннолетия мальчика устраивает праздник, на котором туарегу дарят синий или белый платок - "тагельмус". С этого момента он считается взрослым, показываться на людях без платка ему уже неприлично, и только за едой позволительно спускать его до подбородка. Женщины же - наоборот - ходили с открытыми лицами. Эти обычаи также уходят корнями в доисламские традиции. Женщины вообще пользуются уважением в туарегском обществе. Девочки с раннего возраста учатся читать и писать, а мужчине позволительно быть неграмотным. Да и в сексуальном смысле женщины туарегов - одни из самых свободных женщин мира.

Так что и частичный маскарад вполне мог иметь место. А что до разоблачения... В нашем Баку в брежневские времена орудовала дерзкая банда грабителей. Ею руководила переодетая мужчиной женщина. Матерые бандиты дрожали от страха перед главарем, т.к. лют он был невероятно. Никто из них и не подозревал, что главарь на самом деле был молодой и красивой женщиной.

Что касается арабского языка и неизбежного акцента, то это вообще не аргумент. Отец научил Изабеллу, судя по всему, классическому арабскому - фухса. Среди арабов люди, умеющие говорить на фухса, до сих пор пользуются огромным почетом и уважением, потому что их крайне мало. Это признак очень хорошего образования, причем многие автоматически предполагают, что ты еще и очень хорошо знаешь Коран, потому что фухса берет свои истоки из коранического арабского. А уж с акцентом ты говоришь на фухса, без акцента - дело десятое. Да и что такое акцент в арабском, в котором - по свидетельству приятеля-арабиста вашей покорной слуги - двадцать восемь диалектов? Иными словами, в каждой арабской стране, в каждой провинции говорят на "своем" арабском. Если допустить, что маскарад - настоящий, с целью внушить всем окружающим, что ты мужчина, - имел место, то Изабелла, находясь в Магрибе, вполне могла выдавать себя за паренька из Палестины или Египта. А то и вовсе турка. А если вспомнить, что Изабелла обладала - по свидетельству современников - музыкальным образованием и хорошим слухом, то при наличии музыкального слуха избавиться от акцента - пара пустяков. А если опять же вспомнить, что большую часть своего времени Изабелла проводила среди туарегов, то им вообще все равно, с акцентом она говорит или нет, потому что они этого все равно не понимали: туареги - не арабы. Соответственно, арабы могли предполагать, что у "Махмуда Саади" берберский акцент.

Так что загадка - как это арабы не поняли, что перед ними ряженая - разрешается весьма большим спектром вариантов. Да и история с суфийским орденом - загадка лишь на первый взгляд.

Считается, что суфийские ордена и братства - сообщества закрытые или полузакрытые, потому что официальным исламом признавались со скрипом, считаясь если не чистой ересью, то сектой. Ислама как такового в суфизме не так и много, если вообще не сказать - мало. Суфизм - течение сакральное, эзотерическое, мистическое, тайное и при этом при всем - крайне либеральное. Это больше философия, чем религия. Основа суфизма - Божественная Любовь, единение с Богом, искренняя вера, очищение души, духовные искания и духовный рост. И все это на фоне аскезы, медитаций и транса.

Что касается женщин в суфизме, то мистицизм был единственной религиозной сферой, где женщина могла себя проявить. Суфизм как таковой провозглашает независимость духовного роста от половой принадлежности. В одном из хадисов говорится: "Не взирает Бог на твое внешнее. На пути восхождения к Истине важно тружение сердца, а не телесная форма из плоти и крови". Все великие суфийские мастера придерживались твердого убеждения относительно того, что любая женщина, вступающая на путь Божественной любви, не считается женщиной, и о ней не судят лишь в соответствии с ее физической природой. В одном суфийском трактате говорится: "В океане Божественного единства не существует ни "я", ни "ты", какой же смысл может иметь мужское или женское?" Так что женщин-суфиев было немало (наиболее известна Раби'а ал-'Адавийа, жившая в конце VIII в.). Имели место даже женские суфийские обители - "рибат" (мужские назывались "ханака"). В одном только Алеппо в XII-XIII вв. было семь женских обителей. Несколько женских обителей было и в Багдаде, самым известным был рибат Фатимы Разийи. В Каире до сих пор существует женский рибат. Были даже женщины-шейхи - главы суфийских орденов. Орден Кадирийя, в который вступила Изабелла, относился как раз к таким орденам, куда входили и женщины.

Есть даже версия, что Изабелла была возлюбленной шейха Кадирийи, и именно поэтому подверглась нападению религиозного фанатика. Но и без этого шейх ордена мог липовому Махмуду разрешить вступить в орден - из уважения к тому, что белая женщина так хорошо выучила язык, искренне верит во Всевышнего и старается во всем следовать обычаям.

Потоп же в пустыне, который заставил Б.Акунина усомниться в подлинности истории, вообще не нонсенс! У арабов даже есть пословица: "В пустыне больше людей утонуло, чем умерло от жажды". Сейчас в Израиле тонут в пустыне по нескольку человек в год, поэтому в низинах пустыни стоят знаки, которые предупреждают о возможности наводнения и даже столбики для уточнения уровня воды. Во время дождя поток сносит все, что стоит у него на пути. Более того, иногда даже не надо, чтобы дождь шел прямо над тобой. Дождь может идти за десятки километров в горах, а пустыню затапливает. Это очень страшно и опасно, погибают даже в джипах. Зафиксированы такие случаи и в истории: когда армия Александра Македонского возвращалась из Индии в Персию через Гидрозийскую пустыню, случилось такое наводнение, унесшее жизни многих воинов. Есть упоминание о наводнении в пустыне и в Библии: "И моря расступались, и пустыни заливались водою".

В 1904 г. Изабелла для встречи с мужем сняла глиняный дом в Айн-Сафре. На городок обрушился невиданной силы ливень, вызывавший селевой поток. "Мощные потоки мутной воды, сметая все на своем пути, - пишет журнал "Вокруг света" об этом наводнении, - в мгновение ока уничтожили глиняные хижины, превратив в грязное месиво когда-то процветающий оазис. В живых не осталось никого". Ну, тут журнал погорячился: муж Изабеллы как раз остался. И спасся он во многом благодаря жене, которая, слабая после перенесенной малярии, бросилась его спасать. (Муж, кстати, ненадолго пережил свою любимую русскую авантюристку - умер в 1907 г.)

Кстати, когда тело утопленницы нашлось, оно было все облеплено страницами рукописи. Да, Изабелла Эберхардт была не столь уж выдающейся писательницей, но красивая жизнь и умопомрачительная смерть обеспечили ей прочное место в истории литературы. Не так уж их мало, литераторов, чья жизнь была большим произведением искусства, чем их сочинения.

Между прочим, смерти Изабелла не боялась (а иначе не прожила бы такую, пусть короткую, но невероятно яркую жизнь): "Из всех острых прелестей жизни, пожалуй, самая абсолютная уверенность - это смерть. Если бы вещи длились бесконечно, они казались бы нам недостойными привязанностей. Смерть сама по себе не пугает меня. Но меня пугает глупая и безвестная смерть" ("В горячей тени ислама").

К сожалению, в ее родной стране Изабелла сейчас скорее неизвестна. Ее больше знают в Америке и Англии - там ее считают первой хиппи, очевидно, из-за ее пристрастия к кочевому образу жизни, сексу и наркотикам (Изабелла курила гашиш). В Женеве есть улица ее имени, австралийский режиссер Ян Прингл снял об Изабелле фильм (правда, весьма посредственный), о ней написано много книг и романов. Сразу после ее смерти в Северной Африке эту девушку, перекинувшей мостик к мусульманскому братству, называли "Загадкой святой Руси". В последние годы в странах Магриба снова возродился интерес к жизни и творчеству Изабеллы Эберхардт. Вышла ее биография, несколько томиков ее произведений, написанных на французском. Они быстро разлетелись с книжных прилавков.

Источник ЭХО

 
« Пред.   След. »
home contact search contact search